История.РФ

101 подписчик

Свежие комментарии

  • Алексей Андреевич
    историчесакая битва, исторический день. жаль мало о нем говорят в школах20 августа 1939 г...
  • Алексей Андреевич
    это все же думаю некий собирательный образАлександр Попович...
  • Андрей Ворожейкин
    Либералы всегда гадили идеями и чужими руками.Кому понадобилось...

Основание Свято-Троицкой обители

Основание Свято-Троицкой обители

Троице-Сергиева Лавра для образования Русского государства стала столь же значимым символом, как княжеская Москва. И если последняя была головой централизации земель, то монастырь святого Сергия — ее сердцем.

Сегодня трудно представить, что нынешнее великолепие Лавры выросло из «пустыни». В дикую чащу в стороне от дорог в 1337 году добрели два путника: Стефан – инок, покинувший хотьковский Покровский монастырь, и его младший брат Варфоломей – в будущем пострижении Сергий. Происходили они из городка Радонеж, куда их отец, обедневший ростовский боярин Кирилл, бежал от притеснений московского воеводы.

Облюбовали холм Маковец: «Братья обошли то место и полюбили его, ибо Бог направлял их». Место было известно окрестным жителям чудесными явлениями, о чем сами пустынники, впрочем, не подозревали. На расчищенной поляне срубили общую келью, затем небольшой деревянный храм во имя Святой Троицы. Освятили его в 1340 году. Вскоре, не выдержав тягот отшельничества, Стефан ушел в московский Богоявленский монастырь. Варфоломей же прожил еще несколько лет на огородном и «подножном» корму.

Двадцати трех лет он принял постриг под именем Сергия от игумена Митрофана Радонежского, которого давно знал и, возможно, именно для этого позвал к себе в чащу.

Митрофан, прославленный позже в чине Преподобного, разнес окрест вести об удивительном подвижнике. К Сергию потекли монахи и мирские, жаждавшие духовного спасения. Оставшиеся с ним рубили кельи, украшали храм, городили стены, разбивали огороды. Численность братии долго не превышала двенадцати человек – по числу Апостолов. Первым игуменом стал тот самый Митрофан, вскоре умерший. После его преставления иноки по благословению епископа Волынского Афанасия упросили стать игуменом Сергия. Тогда же епископ рукоположил его в сан священника.

В житии Преподобного подробно рассказывается о духовных и трудовых подвигах братии. Сергий запретил инокам просить подаяние, настаивая на строгой жизни от своих трудов и сам подавал в этом пример, выполняя вместе со всеми самую черную работу.

Когда братия стала умножаться, потребовалось упорядочить монастырское бытье. Вести о лесном монастыре и его игумене дошли до самого Константинополя. Однажды в Свято-Троицкую обитель пожаловали греки с посланием от самого Вселенского Патриарха Филофея. Он предлагал обители общежительный устав, какой Преподобный Феодосий ввел в первом русском Киево-Печерском монастыре. По названию обители в Царьграде он именовался Студийским. Сергий обратился за советом к московскому Святителю митрополиту Алексию. И, получив его благословение, ввел общежительство с общим имуществом и разделением труда братии.

Не все приняли новшество: прежде каждый монах жил со своим скарбом на особину и сходились только в общей молитве. Среди недовольных оказался и брат Стефан, вернувшийся в лесную обитель. Желая избежать распри, Преподобный тайком покинул монастырь. Братии вместе с епископом стоило немало сил умолить его вернуться.

Общежительным уставом Сергий не только соединил Московскую Русь с древней Киевской через прервавшуюся на века монастырскую традицию, но и заложил основу всех будущих русских обителей, благодаря которым страна, начиная с его учеников, начала «монастырское движение» на новые земли — к востоку.

Через некоторое время эта «святая нищета», переходившая иногда в голод на грани выживания, была облегчена: Серпуховской князь Владимир Андреевич Храбрый – двоюродный брат Дмитрия Донского, будущий герой Куликовской битвы, взял обитель под свое крыло. Позже покровительство Свято-Троицкому монастырю стал оказывать и сам Дмитрий Иванович.

Именно по его просьбе, презрев родовые обиды от московских князей, Сергий отправился в Нижний Новгород, дабы примирить двух суздальских князей-братьев: Дмитрия и Бориса Константиновичей, чья ссора грозила новой усобицей накануне нависшего ордынского вторжения. Столкнувшись с гордым отказом Бориса Константиновича ехать в Москву, Преподобный впервые в русской истории наложил церковный интердикт на Нижний Новгород: приказал затворить все городские церкви, что было страшным наказанием для горожан.

Интерьер купе спецвагона Иосифа Сталина

Преподобный Сергий Радонежский благословляет князя Дмитрия на битву. Миниатюра из «Жития СергияРадонежского» (XVII в., РГБ)

Источник: pinterest.ru


Не обширное Тверское княжество, не вольнолюбивая Рязань, а именно Москва стала центром притяжения русских земель. К игумену Сергию в лесную обитель прискакал князь Дмитрий Иванович для благословения на битву с Ордой. Дал ли ему тогда Сергий напутствие на сражение на Воже или Куликовское – доподлинно неизвестно.Однако роль его в решающей битве на Дону общепризнана. Князь получил от него в подмогу двух воинов-иноков (или послушников) Пересвета и Ослябю, а накануне сечи – гонца с наказом «не убояться поганых». Сергий, наделенный духовным зрением, к победному возвращению Дмитрия перечислил на поминальной службе поименно всех особо отличившихся павших героев.

Настоящим духовным подвигом стала поездка уже престарелого святого игумена к князю Олегу Рязанскому и тяжелая беседа, дабы примирить его с Дмитрием Донским, который опустошил его княжество. Пожалуй, никому кроме Преподобного Сергия эта миссия не удалась бы. Разговор с рязанским князем талантливо реконструировал писатель Дмитрий Балашов в трилогии «Дмитрий Донской. Битва за Святую Русь».

Много веков спустя священник и ученый Павел Флоренский в своей книге «Троице-Сергиева Лавра и Россия» назвал Сергия Радонежского «первоузлом» нравственных идей, государственности и культуры России».

Сам Сергий, согласно житию, сподобился явления Пресвятой Богородицы с апостолами Петром и Иоанном и услышал от Пречистой: «Не бойся, избранник Мой. Не скорби, ибо твоя молитваоб учениках и об обители услышана. Я не покину это место и буду неоскудно подавать все необходимое, сохранять и покрывать его».

Так и случилось. Несмотря на временные затишья и невзгоды, Свято-Троицкая Сергиева Лавра сыграла огромную роль в истории Отечества нашего. Великая духовная крепость России и сегодня несет свет Преподобного Сергия Радонежского.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх